Академ Работы и Статьи

Мир «Молла Насреддина» Омар Фаика Нейманзаде. Часть 1.

By 7 апреля, 2020 No Comments

По материалам проф.Шамиля Гурбанова «Омар Фаик Нейманзаде», Баку, Генчлик 1992

Часть 1. Зарождение издательства «Гейрят» и журнала «Молла Насреддин».

Основатель Азербайджанской Демократической Республики Мамед Эмин Расулзаде назвал  журнал «Молла Насреддин» выдающимся явлением в истории Азербайджана. Действительно он является шедевром нашего культурного наследия, богатой сокровищницей азербайджанского народа. Но двери этой уникальной сокровищницы еще не распахнуты полностью, еще осталось много уголков, куда не заглядывали наши исследователи. А.Назим, М.Ибрагимов, М.Гасымов, А.Мирахмедов, А. Шериф, М.Джафар, А.Заманов, Г.Мамедли и многие другие выдающиеся ученые опубликовали  монументальные труды об истории издания, идейном направлении, масштабах влияния, значимости, а также о сотрудниках этого журнала; создали новое направление в науке, названное «молланасреддиноведением». Не принижая  важности и ценности этих фундаментальных научно-исследовательских работ, надо все-таки признать тот факт, что  «молла насреддиновксие» узлы еще полностью не распутаны, осталось еще много страниц, ждущих своего исследования. Всестороннее исследование журнала «Молла Насреддин» не является делом одного человека и для этого недостаточно работы всего лишь одного поколения. 

Мы не ставили перед собой задачу исследовать всю деятельность этого журнала. Нашей целью было всего лишь попытаться прояснить некоторые вопросы, связанные с участием Омар Фаика в этом журнале и высказать свое мнение по некоторым историческим фактам. 


После того как издательство «Гейрят» начало свою широкую деятельность, Омар Фаик вместе с Джалилом Мамедкулизаде решили создать новый печатный орган, для чего обратились в государственные органы с просьбой выдать разрешение для выпуска журнала под названием «Торпаг». Омар Фаик писал, что по желанию и требованию Мирзы Джалила обязанности главного редактора возложили на него. Однако, Главное управление по делам печати отказало в получении разрешения на издание этого журнала , под предлогом того, что Омар Фаик получил образование в Турции. Через некоторое время попытки Дж.Мамедкулизаде выпустить газету «Новруз» тоже не увенчались успехом. И наконец, в 1906 году друзьям удалось получить разрешение на издание журнала «Молла Насреддин». Главным редактором журнала был Джалил Мамедкулизаде, а Омар Фаик стал ответственным секретарем. В период отсутствия Мирзы Джалила обязанности редактора возлагались на Омара Фаика, «во всех вопросах, и в финансовых, и в вопросах по содержанию журнала». 

С выпуском журнала «Молла Насреддин» в публицистической деятельности Омар Фаика начинается новый период. Вернее сказать публицист, который до этого момента говорил свое слово открыто и прямо, теперь стал делать это еще и с добавлением юмора и сатиры. Его серьезные материалы печатались в других изданиях, а юмористические только лишь в журнале «Молла Насреддин». Эти публикации отличались друг от друга лишь по форме, однако были наполнены одним содержанием, преследовали одну цель  – разбудить народ.

В редакции он становится незаменимым помощником Мирзы Джалила и ведущей силой журнала. Работавший в те годы (с 1906 по 1917 годы) в Цензурном комитете в Тбилиси, главный цензор мусульманской прессы Мирза Шариф Мирзаев в 1919 году писал: «В 1906-1910 годы я еще ближе узнал Омар Фаика. Я читал все его легальные и нелегальные произведения по долгу своей службы, будучи цензором по восточным языкам…Он вполне сознательно подвергал себя риску. Он писал: «Или достичь цели или умереть». В своем издательстве на азербайджанском языке он печатал различные книги, прокламации, призывы революционного характера, тем самым много раз создавал для себя опасность ареста или ссылки».

Все материалы журнала «Молла Насреддин» подвергались цензуре.  М.Ш.Мирзаев иногда закрывал глаза на некоторые публикации, пропуская их через Цензурный комитет. Оценивая заслуги Омар Фаика в журнале «Молла Насреддин»,  М.Ш.Мирзаев писал: «В первую очередь он сформировал издательство «Гейрят» в Тифлисе,   оборудовал его всем необходимым и создал еженедельный сатирический журнал «Молла Насреддин». Посвятив всю свою энергию, талант и  силу своему народу,  трудился без устали и как директор издательства и как журналист. Для того, чтобы представить всю сложность условий,  в которых работал Омар Фаик, масштабы его деятельности, достаточно просмотреть номера журнала Молла Насреддин, вышедшие 1906-1907 годы… Только в этом случае можно почувствовать, каким опасностям подвергал себя этот самоотверженный человек, носитель революционных идей». 

В Республиканском Институте Рукописи хранятся воспоминания Омар Фаика под названием «Что такое «Молла Насреддин»?». Здесь он рассказывает о целях создания журнала, его деятельности и борьбе, однако особо акцентирует внимание на двух аспектах, которым почему-то до сих пор не проявляют должного интереса исследователи. Один из них связан с именем журнала, а второй с распределением должностей в редакции. Эти аспекты имели большое значение для деятельности и успеха журнала. Если сказать словами Омар Фаика «название является своего рода рекламой». 

Название журнала должно было сразу привлечь внимание читателя, заинтересовать его, в особенности тех, кто находился в состоянии спячки. Поэтому создатели журнала долго размышляли над названием журнала, после того «как перебрали и отсеяли множество различных названий», остановились на название «Молла Насреддин».

Ходжа Насреддин был излюбленным фольклорным персонажем жителей мусульманского Востока. Герой коротких юмористических и сатирических анекдотов, высмеивая те или иные пороки человека и всего общества, всегда находил выход из любой ситуации. Народный мудрец, защитник интересов простого народа,  часто выступал против таких пороков общества, как взяточничество, чиновничий произвол. 

По мнению Омар Фаика, читатель, услышав название «Молла Насреддин», «ожидает найти в журнале что-то развлекательное, т.е. смешные истории, мудрые советы». 

Хорошо знающий психологию народа Омар Фаик понимал, что «для простого народа вопросы религии представляют второстепенную значимость, народу намного интереснее обыденные жизненные проблемы или если сказать еще проще вопрос о хлебе насущном». Поэтому народ тяготеет к высмеиванию различных пороков, разрушающих их уклад жизни, а это в свою очередь должно было быть направлено на усиление решимости бороться против этого.

Что касается вопроса распределения  должностей в редакции, то дело обстояло более серьезно. Говоря об ответственных лицах журнала, Омар Фаик писал следующее: «Один из наших товарищей хорошо знал Нахичевань, Эриван – шиитский мир, а другой Шеки, Шемаху, Гянджу, Баку – суннитский мир, третий — мусульман Турции и России, и при необходимости могли показать действительность, такой, какая она есть». 

Поэтому провокаторы не могли подстрекать народ против журнала «Молла Насреддин», пользуясь суннитско-шиитским вопросом, а могли лишь обвинять журнал в разрушении духовно-религиозных основ. 

Омар Фаик вспоминал, что когда они проектировали журнал, то пришли к решению, что он обязательно будет иллюстрированным. Так как народ будет рад увидеть своих врагов «в живой форме в карикатурных рисунках» и в лице журнала «Молла Насреддин» почувствует своего защитника.«Журнал заслужил уважение простого народа. А от господ, государственных чиновников, священнослужителей мы получали письма, полные ругательств, проклятий и угроз. От верхней прослойки общества сыпались проклятия и ненависть, когда как  от народа исходило лишь уважение. Чем яростнее возмущалась одна сторона, тем больше радости доставляло это другой стороне. Эта радость является показателем того, что революционная волна надвигается и скоро покроет все вокруг»,- пишет в своих воспоминаниях Омар Фаик.

Вся тяжесть по выпуску первого номера журнала «Молла Насреддин» легла на плечи Мирзы Джалила и Омара Фаика. Они сами подготовили все материалы, дали тему для иллюстраций, телеграфные новости, вместе составили ребусы. В первом номере журнала в графе «Народные пословицы» было написано следующее предложение: ««Когда лошадь грызется с лошадью», это на руку правительству» (««At atla boğuşur» hökümətin işi rast gələr»). Это было своеобразным перефразированием известной азербайджанской пословицы «İt itlə boğuşur , yolcunun işi rast gəlir» (Когда собака грызется с собакой это на руку путнику). 

Омар Фаик в своих воспоминаниях пишет: «Я хотел написать это предложение следующим образом: ««Когда собака грызется с собакой», это на руку правительству. Однако Мирза Джалил, опасаясь Шейтанбазаровских кочи, попросил поменять слово собака на лошадь». 

Это является лишним подтверждением того, что материалы выбирались с большой осторожностью, все по несколько раз взвешивалось и подбиралось с участием обеих сторон. Омар Фаик проявлял чрезмерную резкость в отношении  деспотов, тиранов, священнослужителей. Его товарищ Мирза Джалил  не перечил ему в этом вопросе, оставляя  это на его усмотрение. Поэтому Омар Фаику приходилось самому нести ответственность по некоторым спорным  вопросам. Будучи лицом, имеющим все полномочия в издательстве, как в вопросе выбора материала, так и в художественном оформлении, Омар Фаик имел определенное влияние на идейное направление журнала.  

Р.Наджафов, говоря о первом номере журнала, отмечает, что «и передовая и остальные статьи,  и стихи в первом номере журнала были написаны Мирзой Джалилом».  Но затем, будто усомнившись в этом, тут же дополняет свою мысль: «То есть  они либо были написаны Мирзой Джалилом, либо статьи и стихотворения, отправленные для первого номера журнала, корректировались, менялись, шлифовались и приводились в надлежащую форму непосредственно им». 

Не может быть и сомнения в том, что статьи, отправляющиеся в журнал, корректировались главным редактором, а авторам давались определенные советы. Почерк Мирзы Джалила чувствовался во многих материалах. Что же написал для первого номера журнала Омар Фаик? Об этом ни в одном источнике не написано ничего конкретного. Рзагулу Наджафов, который писал, что «вся тяжесть по выпуску первого номера журнала легла на плечи Мирзы и  Фаика», отмечает лишь следующую деталь: «Тему иллюстраций дал Омар Фаик, техническую и типографскую работу также вел он» (газета «Революция и культура», 1936 год, № 4-5). Материалов доказывающих этот факт достаточно много. 

В архиве Омар Фаика, хранящегося в Республиканском Институте Рукописи, в комплекте журналов над некоторыми карикатурами его почерком написано «мои». Известно, что в основном карикатуры для журнала рисовались Шмерлингом и Роттером. Однако тему, характер, композицию этих карикатур им давали Омар Фаик и Джалил Мамедкулизаде. В воспоминаниях Омар Фаика есть следующий интересный факт: «Многие рисунки в журнале «Молла Насреддин», относящиеся к нашей общественной жизни не являются карикатурами, то есть выдумкой, уподоблением. Это, можно сказать, даже фотографии людей и событий».

Зачастую генератором идей для карикатур журнала «Молла Насреддин» становились фельетоны Омар Фаика. Он написал не один десяток фельетонов, в которых  критиковал религиозные предрассудки, навязывание их детям в религиозных приходских школах-медресе. Омар Фаик отмечал, что  такая форма образования ограничивает детей, лишая их  возможности познать мир через светские науки, делает их абсолютно бесполезными людьми для общества. Так, к примеру, в 34 номере журнала за 1910 год была дана карикатура, на которой была изображена религиозная школа-медресе,  в которой из одной двери в школу заходили невинные дети, а из другой выходили обезьяны, ослы и волы. 

Или же, к примеру,  карикатура, опубликованная в 18 номере журнала за 1906 год,  над которой Омар Фаик надписал «мои», была посвящена царящей в стране социальной несправедливости.  На карикатуре, названной «Землевладелец и землепашец», был изображен жирный осел и худой пахарь. Пахарь дает ослу корм, а тот свирепо лягает его ногами. Под карикатурой было написано следующее: «Бек, голубчик, зачем ты лягаешься, ведь я тебе даю корм».  

Омар Фаик в своих воспоминаниях пишет: «Трудовые массы угнетаемые царским режимом, читая журнал, видели те шипы, которые раздирали их грудь, слышали щелк цепей, которыми их били, чувствовали боль от впивавшихся в руки веревок, которыми они были повязаны и боль раненного сердца. Видели причины, по которым их дети оставались голодными и беззащитными. Видели и словно просыпались ото сна». Есть другой факт, доказывающий близкое участие Омар Фаика в создании карикатур журнала «Молла Насреддин». В архиве Мамедали Сидги, который в течение небольшого периода времени  заменял главного редактора, хранятся два письма Омар Фаика. Оба письма написаны в 1911 году и в обоих письмах затронута тема карикатур, издаваемых в журнале. В первом письме Омар Фаик пишет: «Дорогой Мамедали!..ты просишь у меня рисунки. Я попытался нарисовать рисунок заводского станка, но не смог нарисовать даже это». 

Во втором письме, написанном 17 марта, также затрагивается тема карикатур: «Дорогой Мамедали! Вот уже неделя, как я простужен и очень сильно болею. Нет никакого настроения. Была мысль написать что-то, но от головной боли просто не было сил. Что же касается рисунка, то это для меня не проблема. Я немного поразмышляю и, придумав, напишу тебе». 

Как видно из этого письма, многие карикатуры являлись обдуманными творческими работами руководства журнала. Они пытались связать их с основными политическими событиями и политической борьбой того периода. Роль Омар Фаика в этой работе неоспорима. 

Как было уже отмечено, за весь период своей деятельности он использовал более 40 псевдонимов, большинство из которых встречались на страницах журнала «Молла Насреддин».  Под этими псевдонимами Омар Фаик опубликовал огромное количество произведений, от маленьких пословиц и ребусов, до более крупных художественно-публицистических статей, фельетонов,  и стихотворений, пытаясь передать читателю все то,  что он чувствует и переживает.

Из его статей и  воспоминаний  становится ясно, что самым плодотворным, значимым, но наряду с этим и самым опасным и напряженным периодом его деятельности являются годы работы в журнале «Молла Насреддин». 

Рзагулу Наджафов, близко участвовавший в деятельности журнала «Молла Насреддин» вместе со своим братом Алигулу Гамгюсар, в 1936 году в своих воспоминаниях по случаю 30-летнего юбилея журнала «Молла Насреддин»  писал: «Некоторые придерживаются такого мнения, что Мирза Джалил, после того как женился на Хамиде ханум и обеспечил себя материально, остыл к журналу и не придавал ему прежнего значения» («Революция и культура», 1936 год, №4-5). 

Хотя Р.Наджафов и опроверг данное мнение «некоторых», однако можно утверждать, что в некоторой степени он разделял его, так как затем дополнил: «Мирза Джалил начал остывать к журналу со второй половины 1910 года». Значит можно утверждать, что Мирза Джалил действительно в некоторой степени охладел к журналу. Вся тяжесть этой ситуации  легла на плечи Омар Фаика.  Близкий товарищ, который был  рядом в самые трудные дни, оставил его на некоторое время одного на этом поле битвы.  Читая эти воспоминания Р.Наджафова, на полях журнала от руки Омар Фаик  написал: «Это ошибочное мнение. Мирза из-за собственного материального положения оставил «Моллу» и уехал на хлопковые поля. Но это не могло произойти в 1907 году. Он начал это дело в 1909 году и продолжил до 1920 года. Помимо хлопка он еще занимался кяризом* и мельницей» (Институт Рукописи АН Азербайджана,  Арх. 26, реестр 1, единица хранения 1 , стр. 27).

Несмотря на то, что Мирзе Джалилу приходилось часто посещать усадьбу Хамиды ханум в Карабахе, он не жалел своих сил и для журнала. Однако опять же весь груз по изданию журнала лег на плечи Омар Фаика. Этот факт признают  и его современники, в том числе и Р.Наджафов, который отметил это в своих воспоминаниях. Омар Фаик выполнял эту историческую миссию, выпавшую на его долю с большой радостью, считая это за честь. Издание журнала в эти годы стало самим важным делом для Омар Фаика, он буквально дышал этим журналом, придавая огромное значение его положительному влиянию на общество. И даже когда в 1907 году под подстрекательством религиозных служителей журнал был временно закрыт, Омар Фаик в газете «Иршад» писал: «Несчастные, они верят, что закрыв журнал «Молла Насреддин», они скроют свой позор. Они просто не знают, что среди нас уже много молла-насреддинцев. Сегодня закроется «Молла Насреддин», а завтра откроется «Молла Хайреддин»». 

Омар Фаик, который еще в 1905 году в своей книге «Призыв» написал слова «отчаяние удел ленивых», осознавал возможности  народа, возлагал большие надежды на его непобедимую силу. Он призывал народ не бояться временных трудностей и всегда идти вперед. Он говорил: «Траур и печаль это показатели слабости». Омар Фаик также отмечал, что «очень верит в силу своего народа».  Он был твердо убежден в том, что  идеи, которые привели к созданию такого журнала как «Молла Насреддин» задушить невозможно, это противостояние будет разгораться и дальше, превратившись в светящийся факел свободы. С большим сожалением необходимо отметить и тот факт, что публицистическое наследие Омар Фаика Нейманзаде все еще остается неизученным всесторонне, в особенности его работа в журнале «Молла Насреддин». До сих пор точно не установлено, конкретно какие работы принадлежат его перу. Авторы многих фельетонов и статей, опубликованных в журнале, все еще не определены, поэтому еще многое остается за завесой тайны. Нельзя не согласиться со следующей фразой А.Мирахмедова: «Роль Омар Фаика в создании и дальнейшей деятельности издательства «Гейрят» не упоминалась, не оценивалось его место в истории журнала «Молла Насреддин», некоторые его важные заслуги перед народом  приписывались его товарищу Джалилу Мамедкулизаде». Исследователь-философ Ф.Вахидов также придерживается мнения о том, что такие известные фельетоны как «Шутка», «Бочка воды», «Святилище Биби Хейбет», а также другие, которые приписывались перу Джалила Мамедкулизаде, на самом деле принадлежат Омар Фаику. Покойный  Мухтар Касымов также выдвигал такую точку зрения, что автором некоторых фельетонов, приписывающихся Джалилу Мамедкулизаде, является Омар Фаик. Есть все основания думать,  что эти предположения обоснованы. Что же касается нашей точки зрения в этом вопросе, на наш взгляд, количество фельетонов, приписывающихся Мирзе Джалилу, но на самом деле принадлежащих перу Омар Фаика, намного больше. Остановимся лишь на некоторых из них.

Продолжение следует. См. Часть 2.