Академ Работы и Статьи

Мир «Молла Насреддина» Омар Фаика Нейманзаде. Часть 2.

By 9 апреля, 2020 No Comments

По материалам профессора Шамиля Гурбанова «Омар Фаик Нейманзаде», Баку, Генчлик 1992. Перевод с азербайджанского.

Часть 2. Анализ авторства фельетонов «Армянские и мусульманские женщины», «Два открытых письма Шейх-уль-исламу Кавказа» — тема свободы женщины у Омар Фаика Нейманзаде. Омар Фаик- лирический герой Сабира. 

 Омар Фаик  с большим оптимизмом смотрел на будущее журнала «Молла Насреддин» и возлагал на него большие  надежды. Не случайно и то, что  в журнале «Молла Насреддин» Омар Фаик часто выступал под псевдонимом «Умидвар» (Питающий надежду). Именно с этой надеждой он проработал более 30 лет в периодической печати, боролся против общественных бед, гнета и тирании, против реакционного характера семейно-бытовых религиозных традиций, боролся, несмотря на опасности, с которыми сталкивался. 

Омар Фаик не писал ничего ради красного словца, чтобы привлечь внимание читателей к собственному имени, часто публикуясь на страницах периодической печати или просто ради того, чтобы заполнить пустые колонки газет и журналов, как это делали некоторые его современники.  Все его статьи были значимыми и были полны боевого духа. Среди них много статей проблемного характера, обличающих пережитки прошлого и религиозный фанатизм, которые стали переломной точкой в вопросе национального возрождения, причиной многих дискуссий. Жаль, что ни при жизни автора, ни после его смерти никто не систематизировал эти статьи и не устанавливал подлинного автора. Все эти статьи считались общими произведениями молла насреддинцев, что в конечном итоге привело к неясности и несправедливости. Судьба распорядилась таким образом, что произведения Омар Фаика не были собраны и напечатаны  при жизни его современников, которые хорошо знали его творчество. В годы советской власти, несмотря на то, что у Омар Фаика у самого в руках была такая возможность, он не придавал этому значения. Однако, теперь наступило время  восстановить справедливость. 

Теперь  я с полной уверенностью  могу сказать, что напечатанные в 1907 году статьи «Шутка», «Армянские и мусульманские женщины», «Два открытых письма Шейх-уль-исламуКавказа», ставшие значимыми произведениями начала  ХХ века и сыгравшие огромную роль в национальном  пробуждении и формировании определенного общественного мнения, принадлежат перу Омар Фаика.  

Для того чтобы доказать это, нет необходимости ломать голову и искать специальных доказательств. Во-первых, дух этих статей, язык и стиль говорят об их принадлежности Омар Фаику. Во-вторых, исследователи журнала «Молла Насреддин» должны обратить внимание на тот факт, что первые номера журнала готовили два человека — Джалил Мамедкулизаде и Омар Фаик.  В первом номере журнала были отмечены  лишь  два автора, подписывающиеся псевдонимами «Молла Насреддин» и «Балагур». Можно утверждать, что  один из псевдонимов принадлежал  Джалилу Мамедкулизаде, а второй Омар Фаику. По-другому и быть не могло. 

До работы в журнале «Молла Насреддин» Омар Фаик уже был известен как опытный журналист, плодотворно работающий на этом поприще. Он пришел в журнал как зрелый, известный и решительный журналист. Вернее журнал вышел в свет благодаря такому зрелому журналисту, как Омар Фаик. В 1903-1904 годах никто из сотрудников газеты «Шарги-Рус» не использовал страницы газеты в качестве поля для борьбы, как делал это Омар Фаик. В газете не было других журналистов, работавших столь же продуктивно, как Омар Фаик. Достаточно просмотреть статьи, где он подписывался собственным именем, такие, как «Наши болезни и лекарства от них», «Наш язык и его грамматика», «Мир тюрьма для благочестивых», «Почему мы не требуем своих прав?», «В ком вина?», «Давайте действовать согласно нашему времени», «Воскреснувший из мертвых», «Культура или бескультурье» и другие. Каждые из этих статей занимали по одной странице газеты, выходившей в большом формате. Что же касается  постановки проблем в этих статьях и форме их подачи, необходимо отметить, что все они были написаны  с большим мастерством в очень смелой манере. Эти статьи  были одними из первых, где национальные вопросы ставились в резкой и открытой форме. В одной из этих статей он писал: «Мы ничего не добьемся, если будем говорить:

Dinəndə yandı dilim, dinməyəndə dil yandı.

(Когда говорю горит  язык, когда молчу язык горит,)

Nə dərdi gizlədə bildim, nə aşikar eylədim.

 (Беду свою не смог ни спрятать, ни рассказать о ней) 

Вместо того чтобы изучать науки, просвещать себя и других,  обладать высокими моральными качествами, мы занимаемся интригами и постигаем азы безнравственности, тем самым сами себе роем могилу».

Через несколько лет к этой мысли он добавил следующее: «Непонимание собственных проблем и потребностей есть смерть. Понимание, но молчание есть предательство». (газета «Ачыг сёз», 15 декабря 1915 год). Дело в том, что Омар Фаик на протяжении все своей деятельности, всей сознательной жизни никогда не совершал “такого” предательского поступка. Современники знали о его храбрости и остром пере. В напечатанной 20 января 1915 года маленькой статье под заголовком «Омар Фаик Эфенди» говорилось: «Наши читатели хорошо знают  Омара Фаик эфенди. Он является одним из уважаемых журналистов и общественных деятелей, который ранее публиковал свои насыщенные статьи в газете «Шарги-Рус». Однако более важные его заслуги относятся к  тому периоду его деятельности, когда он работал в журнале «Молла Насреддин». Современники Омар Фаика отмечают, что 1906-1907 годы он «подвергал себя большим опасностям, ради революционных идей» (газета «Грузия», 16 марта 1919 года). 

Омар Фаик – Лирический герой Сабира 

Здесь уместно добавить, что благодаря стихотворениям известного поэта Сабира, Омар Фаик стал  еще и лирическим героем нашей поэзии. Омар Фаик был не просто публицистом, но еще и легендарной личностью. Естественно  и то, что такая легендарная и смелая личность играла огромную роль в создании и в дальнейшей деятельности журнала «Молла Насреддин».                                          

Интересен и тот факт, что  Омар Фаик, прочитавший в 1936 году в журнале «Революция и Культура» отрывок из воспоминаний Джалила Мамедкулизаде под заголовком «Как мы издавали журнал?», там где шла речь о первом выпуске журнала и комментировалась фраза «я пришел из-за любви к вам, братья-мусульмане»,   он надписал от руки «моя статья»». (смотри: Институт Рукописи Академии Наук Азербайджана, Архив 2, реестр 1, единица хранения 18).  Умолчать об этом факте,  значит исказить исторические факты.

В первом номере журнала «Молла Насреддин» под двумя псевдонимами были опубликованы всего три статьи под заголовками «Тифлис 7 апреля», «Цирюльник», «Проблема языка».  Все остальные страницы журнала занимали телеграммы, различные новости, карикатуры. Все эти статьи позже стали приписываться перу Джалила Мамедкулизаде, что никак не может соответствовать действительности. Такое положение дел прослеживается  в отношении авторства многих других статей журнала «Молла Насреддин». На наш взгляд, Джалил Мамедкулизаде сам был бы против такой несправедливости по отношению к его другу и соратнику.  

В последующем, когда в журнал пришли и другие авторы, это привело к заметному разнообразию стилей. Однако первые два псевдонима продолжали звучать на страницах журнала, ими пользовались оба товарища (но больше Омар Фаик). Здесь также нельзя забывать один интересный факт, отмеченный Р.Наджафовым в его воспоминаниях в 1936 году. Р.Наджафов писал: «До 1911 года Омар Фаик публиковался под псевдонимами «Балагур», «Овод» и «Очарованный». В 13, 14 и 15 годах, статьи, опубликованные под псевдонимом «Балагур», принадлежат автору этих строк» (газета «Революция и культура», 1936 год, №4-5).

Сам Омар Фаик, читая воспоминания Р.Наджафова, лишь   подчеркнул цифру 1911, вывел стрелку на поля и надписал 1912. Можно утверждать, что Омар Фаик был согласен с Р.Наджафовым, лишь добавил еще и 1912 год. (Институт Рукописи АН Азербайджана,  Арх. 26, реестр 1, единица хранения 1 , стр. 27).

В данном контексте уместно напомнить интересный факт. Омар Фаик в своих воспоминаниях пишет: «В журнале «Молла Насреддин» под псевдонимом «Дардиман»  (1907, №19, 20, 23) вышли его статьи «Судьба замужних женщин» и «Вопрос Хиджаба», в которых требовалась свобода женщинам. После выпуска этих статей тифлисские ахунды и приверженцы старого вызвали меня в июне 1907 года в заполненную до отказа мечеть Шах Аббаса на шариатский суд, чтобы провести расследование и осудить меня».

Это известное событие на самом деле произошло  немного раньше, 23 мая. То есть через 4 дня после выхода последней статьи. Омар Фаик на этом «шариатском суде» говорил о вреде религиозного фанатизма, он смог убедить народ в правдивости своей точки зрения. Когда листаешь архивы журнала становится ясным, что только первая статья, то есть фельетон «Письмо от призрака», в которой затрагивается вопрос замужних женщин, был опубликован под псевдонимом «Дардиман», а такие как «Вопрос Хиджаба и наш ответ», «На несколько дней» и другие были напечатаны под псевдонимом — Молла Насреддин.  Это несомненно подтверждает то, что среди множества псевдонимов Омар Фаика был также псевдоним «Молла Насреддин». 

  Журнал, получивший огромную популярность в тюркоязычном мире за первые 6 лет, стал широким полем активной деятельности для Омар Фаика. В эти годы  было отточено его перо и усилилось желание бороться против всех пережитков старого, невежества, старых традиций и обычаев. В этом деле ему помогал опыт,  накопленный за 10 лет публицистической деятельности в газетах и работа учителя в Шеки и Шемахе.  Ранее в эти годы, публикация его статей зависела от мнений других людей, он сталкивался с различного рода ограничениями. Поэтому Омар Фаик мечтал о независимом свободном печатном органе, где бы он был предоставлен самому себе, поэтому первые шаги журнала «Молла Насреддин» очень радовали его.  Омар Фаик отмечал, что «еще не написал даже одну тысячную того, что желал написать». Он с большим рвением принялся за свою работу в журнале, осуществляя все свои мечты на страницах «Молла Насреддин» в различных формах, будь то статьи, фельетоны или карикатуры. 

Благодаря Омар Фаику журнал буквально с первых номеров смог разбудить в народе национальное самосознание, никто уже не сомневался в правдивости его голоса и  верности открытой им дороги.  В 1907 году, когда журнал был закрыт по прямому указу шейх-уль-исламаи черносотенцев, Омар Фаик в резкой форме обличил тех, кто «опустил топор прямо на корни народа», назвав их «червем, поедающей изнутри древо просвещения». Однако с большой надеждой отмечает, что «несмотря на недостаточное  просвещение, среди нас есть молла-насреддинцы. Сегодня закроется «Молла Насреддин», завтра откроется «Молла Хайреддин»…Нельзя запретить мысли, которые породил «Молла Насреддин»» (газета «Иршад», 13 июня 1907). 

Этот оптимистический настрой говорит о серьезной работе одного из основателей журнала. Поэтому если мы признаем, что журнал «Молла Насреддин» создали два человека, одним из которых был Омар Фаик, то также необходимо признать и тот факт, что он был одним из двух главных авторов журнала. К сожалению, по известным причинам также как и другие сферы  деятельности, его работа в журнале «Молла Насреддин» до сих пор остается в тени. Большинство его фельетонов и «часть его заслуг приписывается Джалилу Мамедкулизаде» (А.Мирахмедов). 

Одними из этих фельетонов являются  «Армянские и мусульманские женщины» и «Два письма шейх-уль-исламу Кавказа». Оба фельетона, которые имеют важное историческое значение,  включены в список произведений Джалила Мамедкулизаде. Однако их подлинным автором  является Омар Фаик. 

Мы уже отмечали, что нет необходимости представлять  доказательства того, что эти фельетоны принадлежат перу Омар Фаика. Однако за все эти годы в сознании наших исследователей и литераторов настолько крепко утвердилось это ложное представление, что для утверждения обратного невозможно обойтись без доказательств. Здесь необходимо обратиться к некоторым историческим фактам, которые  помогут нам выявить подлинного автора этих фельетонов.

В первую очередь необходимо отметить, что оба этих фельетона на тему свободы женщины. Эта тема имела важное значение как для Джалила Мамедкулизаде, так и для Омар Фаика. Эта тема была одной из основных проблемно-тематических линий журнала. (достаточно отметить тот факт, что начиная с 1910 года на титульном листе каждого номера журнала стало публиковаться изображение женщины, подвергаемой домашнему насилию со стороны мужчины).

В конце XIX в начале XX века вопрос свободы женщин был одним важных проблем, который волновал все прогрессивные силы Азербайджана. 

Так как  проблема прав женщин имел определенные специфические черты в мусульманском мире, наша интеллигенция подходила к этому вопросу с учетом этой специфики. 

Джалил Мамедкулизаде еще в 1924 году в статье под заголовком «Моя давняя печаль» признает, что «большую часть чернил, использованных в течение всей жизни, он потратил на освещение вопроса свободы женщины». Омар Фаик в своих воспоминаниях пишет: «Бесправное положение женщин — самый большой недостаток нашего общества. Я считал своим долгом уделять этому вопросу достаточно много внимания,  как в газете «Шарги Рус», так и в начавшем публиковаться спустя три года журнале «Молла Насреддин»». 

Бесспорно, что оба товарища в равной степени вели борьбу за свободы женщин в мусульманском обществе. Все, что печаталось в журнале «Молла Насреддин» по этому вопросу — это равная заслуга и Омар Фаика и Дж.Мамедкулизаде. Тем не менее, можем утверждать, что вышеуказанные фельетоны принадлежат перу Омар Фаика. 

Для начала выявим четкую позицию Омар Фаика по этому вопросу, его видение проблемы.  Омар Фаик считал своим гражданским долгом бороться за равенство и свободу женщин.  Он часто сталкивался с этой проблемой и воочию видел сложившуюся страшную картину. Еще в конце XIX века, когда он работал учителем в Шеки, он писал: «…и здесь у женщин не было никаких прав. Они были пленницами и рабынями мужчин в буквальном смысле этого слова… Для них не существовало ни школ, ни общества. Жизнь женщин проходила только лишь за стенами высоких заборов. Их невозможно было увидеть на площадях, в парках, на улицах  и даже в мечети.  Сторонники шариата только лишь для красного словца говорят, что рай лежит под ногами женщин. Не давая разрешения на развод женщине, подвергаемой насилию со стороны мужа, они тем самым бросают женщину прямо в пекло ада, к ногам деспотичного мужа. В этом случае я не знаю, о каком рае под ногами женщин идет речь». 

Омар Фаик отмечал также, что устранить эту несправедливость будет нелегко, так как сами женщины  «привыкли» к этому ужасному обращению, «считали это велением бога, традицией» и смирились с судьбой. Тем не менее, необходимо было менять ситуацию с правами женщин, иначе невозможно было говорить о прогрессе и развитии. Вопрос был лишь в том, как это сделать? Омар Фаик считал, что в первую очередь необходимо изменить сознание женщин, изменить их суждение о собственной судьбе: «Пока женщины будут считать насилие, которому они подвергаются, собственной судьбой, предначертанной всевышним, они никогда не смогут спасти себя от этих мук. И это спасение они не должны искать в других, то есть в мужчинах, они должны найти его в себе. А это возможно только лишь путем революции общественной мысли и всеобщего просвещения».

Омар Фаик, продолжая свою мысль, отмечает: «Говорю об этом еще и еще раз, женщины только лишь сами могут сломать эти религиозно-фанатические цепи, которыми связывают им руки, превращая их в продаваемый и покупаемый товар. Если они сами не будут думать о своих правах, не будут пытаться обрести их и не будут бороться, то им не стоит рассчитывать на помощь других. Для того чтобы привести в движение безжизненное тело, помимо силы извне, необходимо также внутренняя сила. То есть любой народ, чтобы избавить себя от устаревших традиций и обычаев должен взять свою судьбу в собственные руки и использовать свою внутреннюю силу. Это правило действует для всех народов.  Будь то француз или африканец, женщина или мужчина».

Чтобы оценить труды Омар Фаика по такому  важному вопросу необходимо особенно отметить его фельетон «Армянские и мусульманские женщины», который вызвал особое беспокойство в исламском мире. Здесь впервые был затронут такой важный вопрос — позволяет ли шариат мусульманским женщинам ходить без чадры и получать образование? В фельетоне говорится: «Шариат не запрещает открывать лицо. В Коране нет ни одного аята, где говорилось бы, что женщинам запрещено открывать лицо». разрушить несправедливость, которая обрушивается на их головы, путем собственного просвещения и упорной борьбы, никогда не спасутся от насилия и бесправия».

Омар Фаик опирался  на оригинальные религиозные источники, доказывая тот факт, что «ни в Коране, ни в каких других религиозных источниках не говорится о том, что шариат запрещает женщинам открывать лицо».   Он утверждал, что заставляя женщин закрывать лицо, мы изолируем их от общества и происходящих в нем событий, попираем их права, унижаем их человеческое достоинство.  

Омар Фаик  знал, что по этому вопросу ему придется вынести нападки духовенства,  его еще не раз обольют грязью. Он даже допускал, что его обвинят в попытках развратить мусульманских женщин. Чтобы отразить предстоящую атаку он писал: «Не надо далеко ходить, давайте посмотрим на армянских женщин, которые живут с нами по соседству. Они не закрывают лица, но ни один честный человек не сможет сказать, что все армянские женщины имеют порочные связи с мужчинами».

По мнению автора «мир создан таким образом, что когда человек появляется на свет, он начинает получать воспитание и, в конечном итоге, становится таким, каким было его воспитание». Омар Фаик отмечал, что порочные женщины встречаются у всех народов и это не зависит от их вероисповедания. Они встречаются и в мусульманском мире, к тому же «неблагопристойные женщины из числа мусульманок росли в четырех стенах, под чадрой». Омар Фаик пытался доказать, что чадра не является хранительницей  женской чести, а всего лишь ее тюрьма. 

 Заточение, тюрьма, темница – такие эпитеты по отношению к хиджабу использовал не только Омар Фаик. Еще в середине XIX века известный азербайджанский писатель-просветитель, философ-материалист  М.Ф.Ахундов, в своем знаменитом философском труде «Три письма индийского принца Кемал-уд-Довле к персидскому принцу Джелал-уд-Довле и ответ на них сего последнего» критику аят о хиджабе, отмечал, что  «пророк бросил на века в темницу половину человечества». 

Спустя полвека Омар Фаик писал: «В чем вина женщин? В том, что мы превратили несчастных в своих рабов, поваров, рабочих и в свои игрушки для забавы?»

В другой своей статье Омар Фаик пишет: «Если женщины есть зеркало народа, то мужчины являются мастерами, создающими эти зеркала. Как мужчины изготовят эти зеркала, так они и будут отражать» (газета «Ачыг сёз» 11 мая 1916). Далее, критикуя отношение мужчин к женщинам, он обращается к мужской половине со следующими словами: «А сами мы кто? Цветы какого сада?»Если резюмировать главную мысль статьи «Армянские и мусульманские женщины» одним предложением – единственный выход из этой позорной для народа  ситуации состоит в  просвещении женщин. Он верил, что таким путем женщины в будущем смогут сами взять свою судьбу в собственные руки. 

Как отмечалось выше, эти статьи становились причиной беспокойства духовенства. Журнал со всех сторон подвергался атаке. Общество разделилось на два  лагеря: сторонников и противников свободы женщины.  Каждый из сторон рьяно защищала свои взгляды по этому вопросу, широко пропагандируя их. Консерваторы  бросили все силы на борьбу с защитниками прав женщин, используя все возможное оружие. С.Агамалыоглы писал: «Когда у нас заходит речь о положении женщин, ортодоксалисты  переносят  эпилептический припадок, как будто вот прямо сейчас примут указ об отмене их любимой чадры» (газета «Закавказье», 10 февраля 1912 год).

Известный азербайджанский писатель-публицист того времени Эйнали-бек Султанов, говоря об ограниченности взглядов и непримиримой позиции  религиозных консерваторов, отмечал, что «если даже сам пророк Мухаммед оживет, явится на свет и скажет, что женщин надо освободить от чадры и дать свободу,  они не послушаются в этом вопросе даже самого пророка» (газета «Новости Закавказья», 1 января 1909 год). 

Сразу после публикации статьи «Армянские и мусульманские женщины» 23 мая 1907 года в Тифлисе мулла Мирбагир Мирхейдарзаде собрал черносотенцев в мечете Шах Аббаса и устроил шариатский суд над  журналом «Молла Насреддин». 

Здесь важно отметить, что вне зависимости от того, кто автор статьи, на такие суды обычно вызывался ответственный за журнал редактор. Так, к примеру, в сентябре 1907 года после публикации сатирического стихотворения «Фаты» (Фаты – краткое от Фатимы, в переносном значении – человек, не имеющий собственного мнения, четко следующий чьим-то указаниям) Джалил Мамедкулизаде был лично вызван на допрос в Эривань. Власти подозревали, что в стихотворении высмеивается не кто  иной,  как губернатор Эриванского губернии.   Или, к примеру, в марте 1914 года при подстрекательстве религиозных деятелей оба редактора журнала,  Джалил Мамедкулизаде и Алигулу Гамгюсар (в этот период Алигулу Гамгюсар выполнял обязанности редактора журнала) были привлечены к ответственности Тифлисским окружным судом и после долгого судебного процесса, протеста и вторичного рассмотрения дела, каждый из редакторов был оштрафован на 200 манат.

На шариатский суд по статье «Армянские и мусульманские женщины» Омар Фаик явился сам, подвергнув жизнь опасности. Опираясь на свои знания по вопросам мусульманского богословия, он смог доказать, что  шариат не запрещает женщинам учиться и просвещаться. Одна из крупнейших фигур азербайджанской публицистики начала ХХ века Гусейн Минасазов, ставший свидетелем этого события, писал: «Мулла в своем выступлении обвинил «Молла Насреддин» врагом религии и призвал народ бойкотировать этот журнал, чтобы воспрепятствовать изданию таких статей».

Г.Минасазов также отмечал, что когда Омар Фаик приблизился к кафедре мечети для ответного выступления, Мирбагир Мирхейдарзаде попытался вывести его из мечети и сказал: «Его даже на минуту нельзя допускать к священной кафедре». Супруга Мирзы Джалила Гамида ханум Мамедкулизаде  в своих воспоминаниях так описывает это событие: «Несколько вооруженных молодых людей поддержали Омар Фаика, успокоили народ и вынудили выслушать его».   

В газете «Закавказье» за 26 мая 1907 года писалось: «Выступление Омар Фаика оказало такое сильное влияние, что не только молодежь, но даже те, кто собирался бойкотировать журнал «Молла Насреддин», изменили свое мнение, желая уже бойкотировать самих мулл, пытающихся удерживать народ в невежестве». 

Журнал «Молла Насреддин», почувствовав первую открытую поддержку прогрессивных сил, смог в решительной форме защитить свою позицию в этом вопросе. В журнале за 2 июня 1907 года отмечалось: «Мы обещаем в следующем номере журнала опубликовать ответный материал на изданные в газетах «Иршад» и «Новая жизнь» протесты по вопросу хиджаба».

Однако при подстрекательстве религиозных деятелей и противников свободы женщины издание журнала было приостановлено на 2 недели, обещанный номер вышел лишь 25 июня. В этом номере журнала были опубликованы две статьи Омар Фаика: «Вопрос хиджаба и наш ответ», «Вопрос замужних женщин» (обе статьи были опубликованы под псевдонимом «Молла Насреддин»). Несмотря на то, что статьи были названы фельетонами, их нельзя было однозначно назвать фельетонами. Это скорее научные труды, где приводятся полные и  исчерпывающие сведения по статусу женщины в исламе. Статьи были содержательными, доходчивыми и  включили в себя много интересных фактов из мусульманского богословия. Этот номер журнала привлек внимание читателя именно этими статьями. Статья «Вопрос замужних женщин» начинается следующими словами: «Когда мы опубликовали в 19 и 20 номерах нашего журнала статьи о вопросе «Замужних женщин», мы предполагали, что каждый честный мусульманин, прочитав эти статьи, будет смеяться над дикими обычаями мусульман и поприветствует наши начинания. Однако что мы увидели?».Статьи, о которых здесь говорит  Омар Фаик, были опубликованы под псевдонимами   «Дердиманд» и «Идареэден» и принадлежали перу Омар Фаика. Он сам отмечает это в своих воспоминаниях. Что же касается дальнейшей судьбы затронутой в этих статьях темы, а также основной идейной линии журнала, необходимо отметить, что журнал продолжил свою борьбу за свободы женщин, не изменяя своей позиции. В своем 28 номере за 29 июля 1907 года журнал пишет: «В нашу редакцию поступает много писем, где читатели интересуются темой  хиджаба, задаваясь вопросом: «Чем все закончилось и как теперь обстоят дела?» Наш ответ таков: «Мы говорили об этом и в самом начале, когда этот вопрос только поднимался, и повторяем вновь, что наши девочки должны учиться, учиться и еще раз учиться. У нас нет другого ответа по вопросу хиджаба»».

Упорство молла-насреддинцев в борьбе за права и свободы женщин сталкивалось с не менее жестким противостоянием консервативного духовенства. Хотя, справедливости ради надо отметить, что среди них были и те, кто поддерживал молла насреддинцев по некоторым  аспектам этого вопроса. Однако они не высказывали своего мнения открыто. 

В этой ситуации было необходимо, чтобы влиятельные религиозные деятели поддержали журнал хотя бы в некоторых вопросах этой проблемы.  Однако они все еще предпочитали молчать.

На некоторое время в этом вопросе наступило затишье, страсти вновь разгорелись в 1910 году. Главы Шемахинской мечети  Абдулхалык эфенди и Ибрагимхалил  эфенди в 1910 году в 222 и 223 номерах газеты «Седа»  в резкой форме осуждая журнал, писали: «Вот уже долгое время в журнале «Молла Насреддин» и в других печатных органах не прекращаются споры вокруг того, чтобы наши женщины получили такие же свободы, как и женщины в Европе, также как и они, надев на себя вечерние платья, дорогие украшения, надушившись с открытым лицом, руками, а может даже и грудью,  садились в фаэтоны и отправлялись в театры, выходили на прогулку на бульвар, встречались и общались с чужими мужчинами».   

Таких невежественных ахундов мог заставить замолчать лишь очень влиятельный религиозный деятель. Муфтий Закавказья Гусейн эфенди Гаибов, который имел особое уважение среди передовой интеллигенции того времени, выступил в январских (№10, 11, 12, 13) номерах газеты «Седа» в 1911  году, дав всесторонний и полностью исчерпывающий ответ Шемахинским ахундам. Поддержав позицию журнала «Молла Насреддин» в вопросе свободы женщин, он доказал, что шариат не запрещает женщинам просвещаться и открывать руки и лицо. 

Это было большой победой для молла-насреддинцев, в первую очередь для Омар Фаика. Так как до этого момента ни один религиозный деятель не мог осмелиться выступить против черносотенцев. В 4 номере журнала за 25 января 1911 года Омар Фаик опубликовал статью под заголовком «Благодарность», где высказал свою признательность муфтию за поддержку в таком вопросе. 

В статье говорилось: «Сейчас в исламском мире одним из злободневных и вызывающих колебания и сомнения вопросом является вопрос хиджаба. Это такой важный вопрос, что наша общественная жизнь и наша культура всегда находилась  под его влиянием и находится сейчас. Я, как и любой другой просвещенный человек, хотел бы, чтобы этот вопрос решился раз и навсегда. Однако для этого необходимы образованные, смелые, достойные, влиятельные добродетели. Многие религиозные деятели признают, что покрывание  женщин не является требованием шариата и вредит нашему просвещению и развитию, однако никто из  них не решается выйти на площадь и сказать об этом. Слава всевышнему, что наконец-то муфтий Кавказа святейший Гусейн эфенди выступив 10, 11, 12, 13 номерах газеты «Седа» доказал путем весомых фактов из шариата, что покрывание женщин не является требованием шариата и что они могут ходить с открытыми лицами, тем самым поставил точку в этом сложном вопросе.В связи с этим я хочу высказать свою благодарность святейшему эфенди за его заслуги в деле развития нашего народа». 

Под этими словами была подпись «Омар Фаик Нейманзаде». Это было не характерным для Омар Фаика. В журнале «Молла Насреддин» он почти  не подписывался своим полным именем. За весь период своей деятельности это  произошло всего лишь несколько раз.   

Омар Фаик был единственным молла-насреддинцем, кто публично поблагодарил муфтия за его выступление. Соответственно, можно предполагать, что статьи, опубликованные по этому вопросу в журнале «Молла Насреддин» принадлежали именно Омар Фаику. В противном случае благодарственное письмо было бы опубликовано от имени редактора или же под подписью «Молла Насреддин», как это было в случае с сатирическим стихотворением «Фаты», когда  Джалил Мамедкулизаде, вернувшись после допроса из Эривана, опубликовал в журнале комментарии под заголовком «Идареэден» и подписался собственным именем. 

Другой важный факт, доказывающий, что статья «Армянские и мусульманские женщины» принадлежит перу Омар Фаика, связан с Мирзой Алекпер Сабиром. 

С июня 1907 года по январь 1911 года между противниками и сторонниками свободы женщин шла резкая идеологическая борьба и ни одна из сторон не уступала другой. Все стороны этого конфликта, то есть и работники журнала, и те, кто был близок ему,  религиозные фанатики совершенно точно знали, кому принадлежит этот фельетон. Бесспорно, что об этом знал и любимый поэт всех молла-насреддинцев Мирза Алекпер Сабир, который плечом к плечу с молла-насреддинцами боролся за права и свободы женщин. Сразу после публичного выступления Гусейна эфенди Гаибова, в январском номере журнала «Молла Насреддин» Сабир опубликовал свое стихотворение «Ай джан…» («ай джан» -дословно переводится как «о душа», может выражать возглас одобрения, радости – прим. переводчика). Искренне радуясь тому, что такой влиятельный человек как Гаибов, выступив в печати, поддержал молла насреддинцев, Сабир назвал имя только одного человека – Омар Фаика Нейманзаде. 

Müftinin rəyi ilə kəşfi-vücuhi-nisvan
Şəridə caynə imiş, hökm ediyormuş Quran;
Müslimə övrətə baxmaqda da yoxmuş hörmət,
Övrətin əl üzü övrət ki, deyilmiş, ay can!..

Pəs yazıq zadeyi Neman nə deyirdi, əcəba?
Ya ona lən edən oğlan nə deyirdi, əcəba?
Həzərati-üləmadə pəs o cünbüş nə idi?..
O zaman cümlə müsəlman nə deyirdi, əcəba?

Муфтием был рассмотрен вопрос лица женщины,

Оказалось, что можно, позволяет Коран,

Хоть чести особой нет смотреть ей в лицо,

Дозволено ей открывать и руки и лицо, ай джан!..

Что же говорил бедный задеи-Нейман?

Что же говорил тот, кто проклинал его?

Как же расценить действия служителей Ислама?..

Что же говорит весь мусульманский мир? 

(подстрочный перевод)

В стихотворении, обращаясь к читателям, Сабир спрашивает: «Что же говорил бедный задеи-Нейман?». Тем самим Сабир призывает всех прислушаться к тому, что говорит Омар Фаик Нейманзаде. 

Еще в 1907 году «бедный задеи-Нейман», опубликовав статьи «Армянские и мусульманские женщины», «Два открытых письма шейх-уль-исламу Кавказа» и «Вопрос хиджаба и наш ответ» (все три были изданы под псевдонимом «Молла Насреддин»), пытался доказать, что «ни в одном аяте Корана нет даже намека на то, что женщины должны закрывать лицо». 

В последнем его фельетоне читаем: «Я Молла Насреддин в прошлом номере журнала писал, что опираясь на такой-то аят из Корана и на мнение некоторых ученых мужей,  считаю вопрос покрывания лица женщины спорным  и поддерживаю тех ученых-богословов, которые считают, что женщины могут открывать свои лица». 

Важно обратить внимание и на следующие слова в этой статье: «Я никогда не говорил, что хиджаба вообще не должно быть. Это клевета против Молла Насреддина. Я говорил и повторяю это еще раз, что у женщины все кроме рук и лица является «аврат»ом  и по религии женщинам не дозволено открывать «аврат», то есть все кроме рук и лица». 

Сабир опирался именно на эти слова «бедного задеи-Неймана», когда писал свои следующие строки в стихотворении «Ай джан!»: «Значит, лицо и руки женщины не являются «авратом», ай джан!.. ». 

Надо отметить, что вопрос просвещения женщин был поднят Омар Фаиком еще в конце XIX века и именно в этот период произошло его первое серьезное столкновение с консерваторами. Когда он вернулся из Турции в свои родные края, он часто сталкивался со священнослужителями в мечетях и на различных мероприятиях и все эти встречи, как говорил сам Омар Фаик, заканчивались «словесной дракой». В воспоминаниях Фаика читаем: «Споры возникали по самым простым и очевидным вопросам, таким как, нужно ли обучать мусульманских девочек грамоте?»

Омар Фаик всегда уделял особое внимание этому вопросу и когда работал учителем в школе, и когда  журналистом в газете «Шарги Рус». Он или высмеивал негативные явления, связанные с этой проблемой или же говорил о науке и просвещении, как о вопросе жизни и смерти, никогда не пытался делить свой народ на мужчин и женщин, не наделял мужчин какими-либо преимуществами перед женщинами. Для Омар Фаика народ был един и не делился на мужчин и женщин. 

Журнал «Молла Насреддин» начал серьезно освещать вопрос прав и свободы женщин с мая 1907 года. До этого журнал затрагивал этот вопрос лишь в сатирико-юмористической форме. Это было своего рода подготовкой к более серьезным вызовам.

Так, к примеру, за год до публикации статьи «Армянские и мусульманские женщины» 20 октября 1906 года Омар Фаик под псевдонимом «Сестра Ханпери» писал: «Как я погляжу, тут некоторые неверующие мусульмане хотят отправлять своих девочек в школу. Вот  поэтому-то весь мир перевернулся. Задумывались ли вы над тем, почему в России пролилось столько крови? Почему на Кавказе возник армяно-мусульманский раздор, почему в Шемахе произошло землетрясение, почему в Тегеране произошло восстание, почему в Баку мусульмане убивают друг друга? В чем причина этих бед?»

Журнал языком безграмотной женщины Ханпери сообщал, что якобы причиной всех этих бед является тот факт, что теперь мусульманские девочки, которые вместе с армянскими девочками учатся в одних школах, будут ходить с непокрытой головой.

Тогда это сатирическое произведение не вызвало сильной реакции у духовенства, чего нельзя сказать о фельетоне «Армянские и мусульманские женщины».  В адрес журнала сыпались угрозы и проклятия, конфликт вышел за рамки «словесной перепалки» и  дошел до шариатского суда. Омар Фаик опубликовал статью под заголовком «Вопрос хиджаба и наш ответ», где опираясь на достоверные источники, апеллируя фактами смог доказать собственную правоту. Шариатский суд оказался бессильным, представители духовенства были обезоружены фактами и доводами, приводимыми Омар Фаиком. Уверенный в свой правоте Омар Фаик писал: «Народ мой, который прислушавшись к словам невежественных мулл, отвернулся от меня! Как видите, самые великие муджтехиды и ученые говорят, что женщинам не запрещено открывать лица. Мы, обратившись к этому, вызывающему споры вопросу, написали, что открывать лицо не запрещено. Даже привели факты из священного Корана. Однако вы, не веря мне, Молла Насреддину, позволяете обманывать себя нескольким волкам, спрятавшим свое истинное лицо под одеждой священнослужителя, благодаря которым вы подвергаетесь всем унижениям.

Слава Аллаху, что всевышний каждому из вас даровал рассудок и вы сами можете увидеть, что великие муджтехиды считают этот вопрос спорным. Когда как те, кто осуждает нас в ереси, не имея представления о своей священной книге и шариате, пытаются убедить нас в правдивости собственной лжи и утверждают, что в этом вопросе нет даже частички для сомнения.

Слава всевышнему, что вы сами видите, кто на самом деле, не зная шариата, пытается спрятать правду и обманывать народ» («Молла Насреддин», 25 июня 1907, №23).

Все эти факты дают нам право утверждать, что эти статьи принадлежат Омар Фаику. Приписывать их перу Джалила Мамедкулизаде, по крайней мере, проявление неуважения к памяти обоих товарищей.

Продолжение следует. См. Часть 3.