Обзорные Статьи

Первые шаги из тьмы: просветительская деятельность Омар Фаика Нейманзаде (Шеки, Шемаха, Гянджа, Тифлис, Баку 1894-1903)

By 12 декабря, 2019 No Comments

Статья подготовлена по материалам книги профессора Шамиля Гурбанова «Ömər Faiq Nemanzadə» из серии «Azərbaycan Görkəmli Adamları», Baki Gençlik 1992.  Книга в процессе переиздания и будет доступна для читателей в полной версии на азербайджанском и русском языках в скором времени. Следите за новостями

В 1892 год присоединившийся к Азербайджанским социал-демократам и полностью связавший свою судьбу с ними,  Омар Фаик считал, что просвещение народа это главное условие на пути к свободе. С огромной верой в будущее он писал: «Сегодня нет ничего важнее, чем профессия учителя» (газета «Иршад» 13 апреля 1906 год). 

Десять лет своей жизни, своей молодости он посвятил этому делу. С 1894 по 1903 год он работал учителем в Шеки, Шемахе, Гяндже, Ахалсыхе, Тифлисе, Баку. Омар Фаик знал все «потребности» народа и разделял его «мысли, чувства и мечты». Омар Фаик не оставил профессию  учителя и воспитателя народа даже тогда, когда вел активную работу в газете «Шарги-Рус», в своем издательстве «Гейрят» и журнале «Молла Насреддин». 

Известный азербайджанский литературовед, переводчик и  критик Азиз Шариф в своих воспоминаниях писал: «Джалил Мамедкулизаде открыл в Тифлисе пансион для подготовки детей в гимназию и предложил моему отцу определить меня в этот пансион… В пансионе Джалил Мамедкулизаде преподавал предметы, которые велись на русском языке, а Омар Фаик на азербайджанском» (Азиз Шериф. Ушедшие дни. Баку, 1983, стр39). Это факт подтверждает в своих воспоминаниях и сам Джалил Мамедкулизаде. Лучшие товарищи, наряду с крупной общественно-политической работой, вели и педагогическую деятельность. Они в буквальном смысле этого слова были учителями и воспитателями народа. 

Самым плодотворным и интересным периодом в  педагогической деятельности Омар Фаика стали 90-е годы 19 века. По возвращению на родину в Ахалсых из Стамбула в 1892 году, который он спешно покинул  из-за полицейских репрессий в отношении либерально-студенческих кружков, Омар Фаик пытается открыть «небольшую национальную школу в Азгуре», однако не только не получил разрешения властей, но и столкнулся с опасностью задержания  за «деятельность против государства». Как писал сам Омар Фаик, «он не мог ничего сделать в родном Азгуре, Ахалсыхе и вынужден был работать в далеких больших тюркских городах».(Xətirələr, Ömər Faiq Nemanzadə, 1936) Он собрал вокруг себя сторонников из числа молодежи, но столкнулся с серьезным противостоянием консервативного духовенства. Пытаясь найти подходящее место для своей педагогической деятельности, Омар Фаик переезжает в Тифлис. Делясь своими  впечатлениями о Тифлисе, Омар Фаик отмечает: «У здешних азербайджанцев и других тюркских народов нет ни одной национальной школы, национальной организации и даже обыкновенной благотворительной организации. Когда как у грузин и у армян есть ежедневные газеты на родном языке, еженедельные журналы, национальные средние школы, педагогические институты, гимназии для детей князей и богачей, благотворительные общества, банки, различные научные, общественные, национальные организации».  (Xatirələr, Ömər Faiq Nemanzadə, 1936)

Осенью 1894 года Омар Фаик  приезжает в один из старейших городов Азербайджана Шеки и с помощью местной интеллигенции создает небольшое общество. Одной из важнейших задач этого общества на начальном этапе стало открытие  новометодной  школы — «усули-джадид». Однако этому противостояли определенные силы как сверху, так и снизу. А те, кто хоть как-то интересовались вопросами просвещения, просто не верили этим молодым силам.  Омар Фаик так пояснял причину этого недоверия:  «В облике служителей духовенства из Турции в эти края приезжало много шарлатанов, народ уже испытывал чувство брезгливости по отношению к ним и не хотел видеть никого из такого рода людей» (газета «Хаят», 30 марта 1906). 

Из воспоминаний Омар Фаика становится очевидным, что после долгих уговоров «общество получает разрешение властей на открытие национальной школы и открывает первую тюркскую национальную школу  на Кавказе с новым методом обучения, что становится хорошим примером для других городов».  Для того времени это было невиданным событием. Хотя  немного ранее М.Т.Сидги, сыгравший огромную роль в просветительском движении на Кавказе, ввел похожий новый метод обучения в Нахичевани, создав основу для нового прогрессивного педагогического течения в Азербайджане. Вслед за ними М.И.Гасир в Ленкоране, М.М. Невва в Шуше начинают широкую деятельность в этой области.   

Самой важной стороной этого нового метода было обучение на родном языке, русский язык изучался как независимый предмет. В программу обучения были введены также многие светские науки. Первая ласточка – школа четырехлетка в Шеки, стала первой школой такого типа. В первый день обучения школа приняла 200 школьников, большинство из которых были дети из бедных семей, не имевших возможности платить за учебу. В штате школы было всего 4 учителя: Омар Фаик, Мухаммед Хафиз Эфенди Шейхзаде, Мулла Таджеддин и окончивший семинарию Газанфар.

Педагогическая деятельность Омар Фаика в Шеки была очень эффективной и стала решающей для его будущей деятельности. Это признавал и Мухаммед Хафиз Эфенди Шейхзаде — представитель старой, колеблющейся интеллигенции, который был подвергнут серьезной критике со стороны Омар Фаика из-за своей нерешительности и был назван им «Господином Терпение». Шейхзаде был земляком Омар Фаика и приехал в Шеки немного раньше  в 1893 году. Он получил образование в Карсе, некоторое время преподавал в школе нового типа в Эрзуруме, сдав в Тифлисе специальные экзамены, получил сертификат учителя. Он сыграл немалую роль в установлении порядка в школе, ее организации и обучении.

В 1906 году в газете «Хаят» он опубликовал серию статей под названием «Увиденное в школе». Отрывок из одной статьи: «Школа, которую мы открыли в 1893 году, четыре года управлялась нами же самими. Об этой школе, больше чем кто-либо,  знали сами кавказцы. Школа имела достаточно упорядоченное расписание занятий. В наше время на уровне Шекинской школы была только Нахичеванская. Каждый мусульманин, армянин или другие гости, приезжающие в Шеки, не уезжали, не увидев эту новую школу». В этих статьях он отмечал особую роль Омара Фаика: «В школе я познакомился  и подружился с весьма высокообразованным человеком господином Фаиком Эфенди. Впоследствии он работал корректором  газеты «Шарги-Рус» и директором издательства «Гейрят» в Тифлисе.  Преподавание и управление школой теперь стало более систематизированным и последовательным. В течение короткого периода времени школа достигла большого развития» (газета «Хаят» 6 апреля 1906). 

Молодые учителя  Шекинской школы с первых дней своей деятельности пытались разрушить эту традицию. Омар Фаик, открыв  школу нового типа, преподавал такие предметы, как родной язык, история, география, счет и правописание. Все эти предметы были основными для формирования нового поколения. 

Говоря об этих общих принципах преподавания Омар Фаик писал: «Во время уроков нельзя пугать, обижать и давить на учеников. В их сердцах необходимо разбудить любовь и уважение к учителю, интерес и желание к учебе. В этом деле недостаточно того, чтобы учитель говорил ясно и понятно. Необходимо говорить на языке, который разбудит в них желание и воодушевит их. Перед маленькими детьми необходимо предстать не как господин, а как добрая мать, терпеть их шалости и обиды, проявлять заботу, не ругать без повода, нужно превратить в уроки гимнастики их  детское желание играть и бегать, всегда учитывать их духовное и физическое состояние, способности, особенности характера, склонности, а для этого необходимо общаться с каждым из них». (Xatirələr, Ömər Faiq Nemanzadə 1936)

Омар Фаик отмечал, что среди всех преподаваемых им предметов он  особое внимание уделял правописанию. Поясняя данную позицию, он писал: «Сначала я объяснял ученикам тему как сказку, затем, повторяя предложение за предложением, давал им возможность  записать сказанное. В дальнейшем любую тему пояснял в виде сказки и прямо в классе давал им задание записать сказанное по памяти. После того, как дети научились писать на определенную тему, я начал задавать им сочинения на такие темы, как культурная жизнь Европы, свобода и независимость, собственное невежество, невежество как оружие против народа в руках правительства и служителей духовенства, наука и просвещение как средство борьбы против невежества. Затем поручал читать эти сочинения своим родителям, братьям, близким. Таким образом, пытался разбудить в них интерес к науке, свободе».  (Xatirələr, Ömər Faiq Nemanzadə 1936)

Со временем, прогрессивная деятельность Омар Фаика способствует появлению все большего количества его сторонников, «тем, кто хорошо знает такие предметы, как география и история удается затмить славу голосистых рассказчиков Корана». В течение нескольких лет в Шеки появляются еще две школы такого типа и люди начинают осознавать преимущество нового метода обучения. 

Говоря о педагогической деятельности Омара Фаика, в особенности о его шекинском периоде, необходимо отметить тот факт, что в таком противоречивом городе как Шеки, он не ограничивался лишь работой учителя. На страницах газет и журналов он печатал последние новости в области просвещения, рассказывал о последних достижениях, пытаясь таким образом поделиться накопившимся опытом с более широкой аудиторией. В статье  за подписью «Учитель Нейманзаде», отправленной из Шеки в Крым в газету «Терджуман», Омар Фаик пишет: «Ученики школ нового типа, окончив школу, зачастую, не могут продолжить учебу в больших городах и довольствуются тем, что продолжают профессию своих отцов. Из-за недостатка образования не могут ни развивать дела своих отцов, ни выполнять новую и полезную работу. Поэтому нами принято решение с этого года открыть в шекинской школе отдел профессионального обучения, что станет достойным примером для других школ. На начальном этапе детей будут обучать профессии шелковода» (газета «Терджуман» 5 июня 1898 г.). 

Приезд такого человека как Омар Фаик в Шеки вызвал определенное оживление в культурной жизни здешних мест. Для того, чтобы зажечь интерес общества к новому и открыть глаза на мир, он начал с таких культурных мероприятий как театральные представления. Омар Фаик, собрав вокруг себя молодых учителей, дал несколько театральных представлений. Особенный успех имел спектакль по комедии М.Ф. Ахундова «Мосье Жордан и дервиш Местели шах» (газета «Терджуман», 10 декабря 1895 г.). Из информации, данной газетой «Терджуман», чувствуется, что такие театральные представления очень нравились шекинцам, «население Шеки получало особое удовольствие от увиденных представлений». Среди актеров-любителей газета особо выделяет Омар Фаика, отмечая тот факт, что  вырученные от этих представлений 204 манат, были полностью переданы первой Шекинской школе нового типа (газета «Терджуман», 10 декабря 1895 г.). 

Религиозные фанатики учиняли различные препятствия этому нововведению в культурной жизни Шеки, однако со временем у населения Шеки увеличивается интерес к театру, появляются новые силы. 

Омар Фаик остается в Шеки до конца 19 века, затем переезжает в Шемаху, где продолжает свою педагогическую деятельность в новометодной школе,  открытой к тому времени Хафизом Эфенди Шейхзаде.

В своих  статьях Шейхзаде указывал,  что в Шемахе была открыта такая же новометодная школа, как и в Шеки. Это новшество в области просвещения было также освещено в прессе того периода. В одном из русских выпусков  газеты «Терджуман» говорилось: «Учитель Шейхзаде, открывший школу нового типа в Шеки, открыл такую же в Шемахе. Здесь получают образование 50 учеников».  Газета «Терджуман» также сообщала о таком интересном событии: «В Шемахе была открыта школа для девочек, которой управляли жена и дочь Шейхзаде. Здесь учатся 50 девочек» (газета «Терджуман» 17 апреля 1898 г). 

Это было невиданным событием для того времени. В газете также отмечалось, что «в женской школе нового типа в Ширване, управляемой Шафигой ханум, девочкам также преподают шитье и прикладное искусство» («Терджуман» 22 апреля 1898 г.). Шафига ханум в скором времени была приглашена в Баку в Тагиевскую школу для девочек и школой в Шемахе стала управлять Гёвхер ханум.

В Шемахе Омар Фаик применяет ту же программу обучения, что и в Шеки. Омар Фаик в своих воспоминаниях пишет: «В течение одной недели мы собрали 150 учеников, разделили их на 4 группы и начали проводить уроки. В школе работали два имама, армянин из деревни Медресе, преподававший русский язык и я». 

Счет, географию и родной язык преподавал Омар Фаик. Здесь, также как и в Шеки, большое внимание уделялось светским наукам и урокам языка. 

В 1900 году Омар Фаик приезжает  в Баку, однако и здесь не находит ничего, что могло бы его порадовать. Он видит только «пароходы и вышки», а также «миллионеров и влиятельных ахундов». Омар Фаик так вспоминает свои первые впечатления о Баку: «Самые крупные  миллионеры-тюрки, самые влиятельные ахунды, самые большие фанатики, самые страшные враги просвещения, самые первые предатели народа находились здесь». В этом противоречивом городе Омар Фаика радует лишь одно событие —  на средства бакинского нефтяного миллионера, отца народа Гаджи Зейналабидин Тагиева открывается женская школа для азербайджанских детей. Это было действительно невиданным событием на мусульманском Востоке и требовало больше смелости, достоинства и гражданской чести, чем нежели материальных средств. Омар Фаик приветствует этот луч света — в журнале «Сервети-фюнун», издаваемом в Стамбуле, он публикуют статью об открытии Тагиевской школы для мусульманских девочек,  назвав это великим событием в истории культуры и просвещения Азербайджана, также как открытие несколькими годами ранее шекинской новометодной школы.

В этот период он частично отдаляется от профессии учителя, которой посвятил 10 лет своей жизни, переходит к публицистической деятельности и становится одним из известных представителей интеллигенции, сторонников демократии, сыгравших важную роль в развитии общественного сознания Азербайджана.